Добавьте нас в Закладки:Добавить в Избранное

Самые смешные анекдоты про дачу и огород

Дача - сугубо русское явление.
Во многих европейских языках она так и называется - dacha.
Дачи появились во времена Петра Первого, который давал своим поданным загородные участки, дабы те не стеснялись экспериментировать в архитектуре.
Данное царём так и называлось - дача.
ДАЧНЫЙ СЛЕДОВАТЕЛЬ

Мой старинный друг бывший КГБэшник Юрий Тарасович, в последние годы почти безвылазно живет на даче. Его дочка Оксана считает себя очень умной и самостоятельной, а потому никогда не просит у отца ни совета, ни помощи. Упрямством она пошла в отца, а умом… в себя, наверное:
«Папа, ну что ты можешь мне посоветовать, если у тебя даже нет камеры в телефоне?»

Прошлой весной Оксана попала в серьезную аварию.
Ехала на «зелёный» и в «бочину» протаранила посольскую машину набитую кучей негров.
Обе машины под списание, негры тоже поломаны, но все живы, хорошо хоть сама осталась невредима.
Беда в другом: поломанные негры в один голос кричали, что как раз они-то и ехали на «зеленый». Видеорегистраторов ни у кого не было. Слово против слова.
К тому же у негров оказался очень ценный свидетель – офицер полиции, между прочим. В свой выходной день он сидел на улице за пластиковым столиком возле кафе, пил кофе и наблюдал перекресток как на ладони.
Так вот, он клятвенно утверждал, что это негры ехали на «зеленый», а Оксана на «красный».
Замаячили миллионные иски по возмещению вреда негритянского здоровья, не говоря уже о лишении прав.
Юрий Тарасыч хотел было взвалить эту беду на себя, провести собственное расследование и разобраться что к чему, но Оксана отрезала:

- Папа, не лезь ты в это дело, у тебя давление. Сиди на даче, футбол смотри. Сама разберусь.
Может ты и был хорошим следователем, но когда это было? Сорок лет назад и в другой стране! Сейчас все другое! Совсем другая жизнь, в которой ты просто маленький ребенок!
Все, не морочь мне, папа, голову и так тошно.

Наняла Оксана опытного адвоката, тот похлопал крыльями, поклевал зерно, да и отказался, дескать, дело проигрышное, против нас целая, не самая маленькая африканская страна, да плюс еще и московский полицейский.
Потом появился адвокат подороже, результат от него был примерно тем же, только он перед уходом склевал гораздо больше зерна.
Приближался суд, Оксана все время плакала и Тарасычу, наконец удалось выудить из дочки кое-какие подробности дела.
Каково же было всеобщее удивление и замешательство, когда главный свидетель - старший лейтенант полиции встал в суде и заявил:

- Ваша честь, на разрешающий сигнал светофора ехала вот эта гражданка, а вот эти темнокожие товарищи на «Вольво», ломились на «красный», от чего и пострадали, а то что я на предварительном следствии показывал обратное, так это я недопонял вопроса следователя.

Судья хлопнул молоточком и вынес решение в пользу Оксаны. Страховая компания сполна выплатила за убитую машину и даже посольство африканской страны выразило Оксане свои сожаления.
Юрий Тарасович поздравил, похвалил дочку и спросил:

- А почему, все же, свидетель изменил свои показания?
- Да черт его знает? Может совесть заела, а может быть он увидел мою решимость, испугался и понял, что я этого так не оставлю, пойду до конца.
- Может быть, может быть…

И только мне Тарасыч по секрету рассказал «откуда ноги растут»
За день до суда, он таки провел свое маленькое дачное расследование и потратил на него ровно 20 минут. Хватило всего трех звонков.
Первым звонком он выяснил, что свидетель не просто московский мент, а по «чистой случайности», мент, который охраняет то самое посольство.
Вторым звонком Юрий Тарасыч узнал, что в день аварии, с самого утра моросил дождик и кафе вообще не выставляло на улицу столиков.
А третьим звонком Тарасыч потревожил самого мента и поведал ему о содержании двух предыдущих…

Я уговариваю Тарасыча все рассказать Оксане, но старик упирается: - «Она у меня такая независимая и гордая, ей будет обидно…»
Вчера поехал в местный райцентр в магазин, там на дверях магазина объявление: "Вход в магазин дачникам в костюмах бомжей запрещен" ))
Осень... Отдохнув и набравшись сил и здоровья на дачах, пенсионеры возвращаются в поликлиники.
- Извините, товарищ, я вижу, вы одессит. Скажите, где я могу снять дачу у самого моря, только недалеко, чтоб я мог ходить на пляж в одних плавках?
- Боюсь, что если вы снимите дачу у самого моря, вам придётся ходить в одних плавках не только на пляж...
Произошел этот немудреный случай лет пятнадцать назад. Мы с дедом мерно продолжали много лет до того начатую постройку дома на даче. Дом этот стал нам словно отдушиной: деду - от вечных бабушкиных претензий и скандалов, а мне - от полугектара картофельно-помидорных плантаций. Дом был символом свободы духа и мужским клубом одновременно - бабушка в строительстве смыслила мало, и лишний раз с советами не лезла.
Лето, август. Солнце плавно шло к закату, а стрелка часов - к шести вечера. Честно отмахав молотком целый день, я отпросился у деда в лез за грибами. Затея эта была не слишком удачной - пару часов до того прошел дождик, да и поздновато уж было для лесных прогулок; но кто в юности мерит силы? Наскоро собравшись, лёгкой походкой я дошел до лесного озера. Дальше дороги не было, поэтому старался двигаться осторожно, чтобы не потерять направление. Лес был не слишком велик - не более десяти километров глубиной. Опасны были болота, многочисленными рукавами пронизывающие его в разных местах - коварные лабиринты эти стали могилой паре человек только на моей памяти. Однако, вооруженный основами военной топографии и логикой, я в лесу чувствовал себя довольно уверенно - было не впервой.
Тем не менее, ходить было трудно: мокрые лапы елей окатывали с головой при каждом касании, вся одежда вымокла, в желудке - тоска, а солнце в лесу жило вообще своей жизнью. Как говорил классик, смеркалось. Набрав полкорзины грибов, я решил закругляться, как вдруг понял, что очутился среди совершенно незнакомого пейзажа. В азарте тихой охоты я заплутал до того, что под ногами стало предательски чавкать, раз за разом стараясь стянуть сапоги. Кругом была жижа, и даже не ясно было, как я сюда умудрился забраться.
Ладно, думаю, надо брать себя в руки...Вспомнил о топографии: солнце, мхи-лишайники и прочее. Реальность была суровее книжек - мха не было, а мозг в панике не понимал привязку сторон света к солнцу. Башка просто отключилась, сердце выстукивало кадриль, а глаза были как у антилопы, случайно зашедшей к львицам. Внезапно в голову пришла гениальная мысль: нужно осмотреться.
Нашел ель повыше, и начал ее покорять. Мокрое дерево с трудом поддалось моим альпинистским потугам, но в отместку стало под напором ветра болтаться, как маятник. Надежды на осмотр окрестностей не оправдались: кругом простиралось зеленое море таких же елок и сосен. К тому же появилась новая проблема: руки замерзли и устали, ствол скользил, а падать с 15 метров было страшно. Кое-как спустился, отдышался, начал приходить в себя.
Путешествие вверх-вниз дало неожиданныый результат: адреналин с каплями пота вышел без остатка. В голове остался кристально чистый разум. Вероятно, так ясно, как в тот вечер, мне больше в жизни не думалось ни разу. Прикинул, что идя на север, я неизбежно должен был наткнуться на реку, а ниже по течению шла лесная тропинка. По тропинке дойти до деревни было просто вопросом времени. Прикинув положение солнца, я понял, что идти нужно в ту сторону, которая поначалу казалась самой опасной. Мозг потому и не хотел поначалу брать привязку, т.к. сбился в ориентации ровно на 180 градусов. Он не верил сам себе, загнал себя в ловушку.
Дальше было все просто - пройдя по кочкам и грязи метров пятьдесят, я вышел на сухой грунт, а через полчаса уже был в деревне. Дед молчаливо-сосредоточенно курил на ступенях, а увидев меня, даже ничего не сказал - только покряхтел немного в сторону.
Дом так и не был обжит, дед с бабушкой развелись на восьмом десятке, дачу продали, а деньги поделили. А я с тех пор отлично ориентируюсь по солнцу, чего и вам желаю.
В выходные Тепловы приехали на дачу к Бобровым на «божоле нуво». Обе семьи дружили давно, были, что называется, состоявшимися и, открыв для себя, со временем, радости гастрономических туров по Европе, начали отмечать этот французский праздник. Прошлой осенью они собирались у Тепловых, а в этот раз принимали Бобровы, которые и постарались не ударить в грязь лицом. Стол ломился от вкусностей, которым позавидовала бы любая парижская семья. Несколько видов сыров соседствовали с мясными изделиями и рыбными деликатесами, над которыми возвышалась большая бутылка виски с волынщиком в юбке на этикетке. Всё было на высоте.
- Во, олигаторы! – восторженно восклицал Теплов подняв баночку с гусиным паштетом – фуа-гра у них, во, уровень!
- Да, ну их, с этими санкциями – притворно сердясь, махала руками довольная хозяйка, разливая вино по высоким бокалам – ничего ж сейчас толком нет, хорошо у нас хоть знакомая в «Люкс-Гурмэ» управляющая, она выручает…. Ну, давайте что ли для аперитива….
Все дружно выпили по бокалу терпкого молодого вина, закусив предложенными им канапе с кусочками паштета и ветчины.
- Мда - откинулся на спинку стула хозяин дома – фуа гра…. А помните, как в девяностые мы с вами скидывались и на рынок вместе ездили, чтоб оптом дешевле было тушёнку покупать? Вот, поди, заставь нас сейчас её съесть…
- Да уж – поёжилась его супруга - было времечко, не приведи Господь....
- Да, почему? – неожиданно возразил Теплов – мне та тушёнка очень даже нравилась, я б и сейчас не отказался.
- Ага – скептически хохотнул Бобров – давай, давай…. Могу тебе ещё спирт «Рояль», предложить, я тут недавно в погребе свою заначку нашёл….
- А, что – упрямился Теплов – тушёнку.. да и спиртику могу бахнуть, это ты тут офранцузился по-полной, жить без пармезана не можешь….
- Я?! – возмутился Бобров – да, чтоб ты знал, я вообще этот сыр не ем, вон тот голубой только, да и то с похмелья больше, запах перебить….
– Во, во – засмеялся Теплов, кивнув головой на стоявшую бутылку виски – пьёшь-то ты что теперь - виски шотландский, а вот спирт уже и не сможешь….
- Это я-то не смогу? - с яростью вскричал обиженный Бобров – это я-то? А ну, давай тащи этот спирт – велел он жене – и тушёнку посмотри там погребе, я вроде видел.
- Да бросьте, вы чего придумали-то? – примиряюще запричитала та в ответ – да, не пойду я никуда!
После краткого препирательства, поняв, что спорить с женою бесполезно, разозлённый Бобров сам сходил в погреб, вернувшись с запыленной бутылкой спирта и жестяной банкой перловой каши.
- Ты что, с ума зашёл?! – возмутилась его супруга - дай я эту кашу собаке соседской отдам!
- Ни фига – отрезал Бобров, метнув холодный взгляд на Теплова - это мне вместо тушёнки на закуску, разогрею только.
- Давай и мне каши - сказал в ответ Теплов и добавил - можешь даже холодной.
- Тогда и мне холодной! – сердито заявил Бобров и, стряхнув со своей тарелки разложенный там хамон, вывалил на неё из банки серую слипшуюся массу. После чего открыл бутылку «Рояля» и разлил спирт в пару свободных винных бокалов.
Женщины, поморщившись, прикрыли носы руками, а хозяин с гостем пристально, словно из засады, глядя друг на друга, подняли высокие бокалы со спиртом и выпили, закусив бурыми комками холодной перловки.
- Ну, как? – выдохнул Бобров, перевернув бокал вверх дном - не могу? Да я и без закуски могу, в отличие от некоторых…. Ещё, может?
- Конечно! – откликнулся Теплов – чего спрашиваешь?

Прошло пару часов, и на даче воцарилась полная гармония. Женщины, мирно беседуя, пили чай где-то на кухне. В зале на праздничном столе сохли почти нетронутые заграничные деликатесы, на которые взирал со своей этикетки удивлённый волынщик, а оба друга, допив литр спирта и доев всю перловку, дружно храпели на стоявшем в углу широком диване.
Французский праздник «Божоле нуво», как всегда, удался.
© robertyumen
ДИКИЕ ЛЕБЕДИ

«Даже по дороге к месту казни не выпускала она из рук начатой работы; десять рубашек-панцирей лежали у ее ног совсем готовые, одиннадцатую она плела…»
(Сказка: Дикие лебеди)

31-го декабря, рано утром, мой друг – бывший КГБэшник Юрий Тарасович, был послан на дачу, чтобы к приезду семьи жарко раскочегарить весь дом, а за одно и гуся в печку поставить.

Принял Тарасыч коньячку от мороза, включил проигрыватель с пластинками, сидит, запихивает яблоки в гуся, кайфует, наслаждается одиночеством.

Вдруг, на улице без всякой причины закаркали вороны.

Это было странно, ведь когда ты один, в тишине, на даче, то особенно тонко чувствуешь, что в природе ничего без причины не каркает.

Юрий Тарасыч не поленился, подошел к окошку и действительно – причина была, на противоположной стороне участка, возле сарайчика стоял здоровый мужик и…

Да, ничего не «и», просто стоял лицом к стенке и вроде бы ничего не делал. Может он хотел выломать дверь, чтобы стащить тиски и «болгарку»? Так нет же, дверь в метре от него, а мужик просто стоял уткнувшись в деревянную стену, как будто бы его поставили в угол. Нет, а все-таки, он руками что-то там такое делал, но что? Не зря ведь он перелез через трехметровый забор, чтобы сюда попасть. На извращенца не похож, да и мороз для извращений неподходящий.

У Тарасыча промелькнула перед глазами вся его длинная жизнь, он судорожно начал вспоминать – кому, когда перешел дорогу и кто бы под Новый Год, мог нанять такого нелепого киллера? А может быть этот тип просто хочет спалить сарайку? Тогда, почему не палит? Где огонь? Минут десять стоит, нихрена не происходит, только ногами от холода перебирает. Уходить тоже не собирается. Может, минирует? На шутку, тоже совсем не похоже, да и какие могут быть шутки в последний день года, да еще и в восемь утра?

По своему богатому оперативному опыту, Тарасыч понимал, что такого странного человека нельзя вот так голословно, просто взять и окликнуть. Мало ли что у того на уме? Может он не задумываясь, готов прибрать вокруг себя десяток случайных свидетелей?

А Тарасычу уже за восемьдесят, многовато для удалой рукопашной схватки, поэтому он не поленился и поднялся на второй этаж, где стоит сейф. А с карабином СКС, даже слова дряхлого старика звучат уже не так голословно.

Хорошо, что снега нападало не много, к непрошенному гостю удалось подобраться метров на пять.
Тарасыч дзенькнул затвором и четко скомандовал:

- Одно резкое движение и ты умрешь прямо сейчас. Медленно подними руки и становись на колени.

Мужик, не оглядываясь, опустился на колени и поднял руки, уронив паяльник и деревянную коробку. Паяльник зашипел в снегу. Он, оказывается, был подключен!

- Ты чего тут у меня паяешь?
- Извините, я не паяю – это выжигатель по дереву. Можно повернуться?
- Встань, медленно повернись и говори.

Мужик развернулся, слегка расставил руки с дрожащими пальцами и продолжил:

- Клянусь Богом, я не знал, что вы дома, ой, не то говорю. Я не вор, понимаете, я сам из Ельца, на пилораме работаю и живу. Знаете где пилорама? Так это я. А мой земляк, вот прямо сейчас, ровно через двадцать минут, должен на «Камазе» домой, в Елец ехать. Я только вчера об этом узнал и решил шкатулку для сына сделать и передать. Внутри там конфеты, денег немного. А на крышке, видите? Деда Мороза выжигал, да не успел. Ночью у нас свет вырубили, сказали, что до первого не будет. Вот, к вам пришлось забраться, увидел розетку, не выдержал и залез довыжечь, совсем чуть-чуть оставалось. А так бы никогда. Хотел до «Камаза» успеть и чтобы красиво. Не бойтесь, вызывайте милицию, я не дергаюсь и не убегаю, понимаю что виноват, только и вы с ружьем, пожалуйста, осторожнее.

Тарасыч посмотрел на недоделанную шкатулочную картину и спросил:

- А почему ты так странно написал? «С Новым 2000-и 16-м Годом!»
- Ой, бля, точно! Это я от холода. Мозги совсем замерзли.

Юрий Тарасович спрятал карабин, позвал мужика в дом, согрел рюмкой коньяка, показал розетку и в оставшиеся минуты дал довыжигать оленя.

А то, какой же Дед Мороз без оленя...?
На лирику потянуло)
У нас на работе есть тетка за 50. У нее дача 20 соток. С самой ранней весны до поздней осени она живет там после работы. Пашет там как прОклятая. Забивает гараж под завязку помидорами, картохой и прочими овощами. Причем все это не в состоянии съесть ни она с мужем, ни ее сын, ни бывшая невестка с внуками. Последние не сильно-то и едят все это также, как и не работают на этой даче.
Тетка сначала обижается на них за то, что не помогают, потом что не едят, потом что ей приходится выбрасывать лечо из банок в унитаз, так как ТА-ДАММ!!! для нового лечо банок нет!!!
А раньше, эта тетка говорит, что в походы пешие ходила, по горам...
Я у нее спрашиваю, а в отпуске когда были последний раз не на даче? Она не помнит.
А жить, говорю ей, когда собираетесь?
Она - дача же, некогда.
И людей без дачи она и за людей не считает, ведь те праздно проводят время в отпуске, а если еще и уехали куда нибудь на курорт, то это в ее глазах пропащие.
Это я к чему? К тому, что она себя запрограммировала в том, что дача - это обязательный атрибут ее жизни и других людей. Свернуть никуда не может, как червяк ковыряется, ползает.
И грустно на таких людей смотреть - сами себе выбирают программу - жить для того, чтобы жить или жить для того чтобы червяком ползать.
Решили мы с супругой провести длинные зимние выходные на даче. Красота, морозец, печка, коньячок, полная веранда новогодних ништяков. Второго января вдруг звонок: «Чуваки, я видел, это у вас из трубы дым? Ждите, ща буду!»
Это Пашка, экстремал и выживальщик, буквально русский Беар Гриллз, друг моего сопливого детства, приметил нас из соседнего дачного поселка. Минут через пятнадцать появился на снегоходе, извлек из-за пазухи бутыль вискаря, сгреб нас в охапку с радостными воплями, и вскоре мы уже сидели у камина, предаваясь чревоугодию и пьянству, одновременно слушая Пашкины истории из жизни. Рассказчик он прирожденный. Ему бы книги писать.
А супруга моя к хорошим крепким напиткам питает большую слабость, но много алкоголя в нее не лезет. Очень выгодный она собутыльник: начинает клевать носом, когда остальные только начинают ощущать улучшение настроения и легкость в мыслях. На самой середине одной из душераздирающих историй (Пашка один, без лодки и сотового, на островке посреди разлившейся реки, мокрый с ног до головы, на дворе плюс пять) она роняет голову мне на плечо и начинает тихонько похрапывать.
Пашка благоразумно не лезет на снегоход поддатым, ложится спать в соседней комнате, а ранним утром по морозцу усвистывает на свою базу.
Супруга просыпается, медитирует над кофеваркой в пижаме, напевает что-то, еще сонно жмурится, и вдруг оборачивается ко мне, глазищи – по шесть копеек. Слушай, говорит, я же вчера уснула. Ты мне скажи, Пашка-то на острове, он там как, жив остался?
Почему я ржу, до нее дошло только после первой чашки кофе.
Дачнику на заметку: если вы не слышите жужжание слепня, значит он уже на вас сидит.
ДЖАНГО

Таджик Джанго появился в наших краях примерно год тому назад и сразу же стал общим любимцем всего дачного поселка. Рукастый, безотказный, позитивный, держит слово и за работу берет недорого.
Единственный недостаток Джанго - ну, совсем не липнет к нему русский язык.
Похоже что за год он выучил всего два русских слова: «ладно» и «сколько», но и этого ему вполне хватает, чтобы договариваться о работе и о гонораре.

Как-то я разговорился ним и даже, сдуру, попытался выяснить – видел ли он Тарантиновский фильм Джанго освобожденный? Но, Джанги (так его зовут на самом деле) надолго задумался, зделался серьезным, потом кивнул и сказал:

- Ладно. Сколько?

Теперь вот ломаю голову и думаю: на какую же работу я его тогда нечаянно подписал, и как бы мне раздоговориться обратно?

Это абсолютно не смешно и вот почему:
На днях наша соседка затеяла легкий ремонт и попросила Джанго положить плитку на кухне, Джанго, как всегда оценил фронт работ, кивнул и сказал:

- Ладно. Сколько?

Хозяйка объяснила цифру на пальцах, Джанго сказал:

- Ладно

И тоже, пантомимой, показал, что до ночи, вполне должен управится.
Соседка очень обрадовалась и чтобы хоть как-то облегчить и скрасить мастеру работу, взяла Джанго за руку и подвела к огромному холодильнику. Открыла и объяснила, что, мол, все, что тут есть, все можно брать:
- Вот тут - компот, тут - хлеб, красная икра, колбаса, масло, а тут, в морозильнике, даже мороженное есть. Видишь? Все, все это ты можешь брать и кушать, брать и кушать. Понял?

Джанго радостно заулыбался, закивал и ответил:

- Ладно.
- Ну, вот и хорошо, что ладно.

Хозяйка сполна заплатила вперед и велела после работы просто захлопнуть за собой дверь, а сама села в машину и укатила в город.
Вернулась поздно вечером и обнаружила: на кухонном полу отлично положенную плитку, а в углу все свои продукты из холодильника, почему-то сложенные ровной кучкой, вот только самого холодильника нигде не было…

Два дня соседке вместе с Джанго пришлось колесить по местным деревням и выкупать свой холодильник у целой цепочки небритых добросовестных приобретателей.
Ну, откуда бедному Джанго было знать, что демонстрация продуктов практически ничем не отличается от демонстрации самого холодильника…?
ДЕВОЧКА И ВОЛК

Сегодня я был готов и даже попытался стать супергероем. Посмертно. Повезло, что не стал.
А дело было так:
Заехал я на велике в самые дальние края нашего дачного поселка.
У детской площадки решил посидеть на скамеечке, отдохнуть перед обратной дорогой.
Смотрю - по улице идет здоровенная кавказская овчарка и мощно тянет за собой своего хозяина.
В это время на детской площадке ползала по горке маленькая девочка лет трех, она увидела собаку, заинтересовалась, спрыгнула и выбежала навстречу.
Собаченция, заметив девочку, утробно зарычала и оскалила медвежьи клыки.
Девочка испугалась, отступила на полшага, но проговорила:

- Дяденька, а как зовут вашего волка?

Мужик смерил девочку презрительным взглядом и, не поднимая темных очков, ответил:

- Здороваться нужно, девочка, когда со взрослыми разговариваешь.
- Ой, извините, здравствуйте дяденька, а как зовут вашего волка?
- Здрасьте, его зовут Захар.

Захар, тем временем, все больше нервничал и распалялся, пытаясь дотянуться до девочки хотя бы передними зубами, но хозяин, хоть и с трудом, все же удерживал это чудовище.
Девочка продолжала:

- Дяденька, а он у вас не кусается, его можно погладить?
- Попробуй, если не боишься.

К моему ужасу, девочка вытянула вперед свой маленький указательный пальчик и медленно двинулась к пасти Захара. Захар, аж задохнулся от злости, он рванулся навстречу и со страшным капканным щелчком клацнул пастью. Но, девочка, каким-то чудом успела отдернуть свой пальчик от неминуемой ампутации руки:

- Дяденька, вы меня обманули, ваш волк, оказывается очень злой, он хотел откусить мою руку.

Видел я разных идиотов со страшными собаками, но таких…
Хоть мой загривок и взмок от ужаса, но я больше не смог оставаться в стороне. Я медленно встал со скамейки, поднял велосипед перед собой и стараясь быть спокойным, чтобы не злить, и без того кавказца, сделал шаг вперед, всунул велик между псом и девочкой и монотонно сказал:

- Девочка, очень медленно отойди от собаки и встань за мной. А ты, мужик, держи свою псину изо всех сил, а то сядешь очень надолго. Мы уходим.

Захар аж задохнулся от злости, он рвался ко мне, стараясь сожрать вместе с великом. У хозяина даже очки с головы слетели, он ловко повис на могучей шее Захара и, смеясь, заговорил:

- Все, все, все. Все нормально, уберите, пожалуйста, велосипед. Это моя дочь, просто она любит играть в игру – «Чужой дядя со злым волком и Красная шапочка».

Девочка тоже повисла на шее у, ненавидящего меня, Захара и подтвердила:

- Да, он у нас слишком злой.

Мужик кое-как заставил пса выполнить команду «сидеть» и сказал мне:

- Спасибо за попытку и решимость спасти эту маленькую девочку. Это было... это было сильно.
Извините, по техническим причинам, не могу пожать вам руку…
Сосед по даче, добрый и весёлый дядька препод с такой же доброй и весёлой женой-врачом по достижении некоторого возраста поняли, что дачей заниматься как-то откровенно ломает и по доверенности передали ее сыну-долбоклюю. Дача в неранговом совсем месте, по столичным меркам ничего не стоит, по замкадским - чуть ниже среднего по рынку.
Сынок немного побухивал, и в какой-то момент дача, видать, начала жечь руки.
Он не долго думая втюхал ее за полцены подвернувшемуся знакомцу.
Покупатель оказался непрост - поэт-песенник, гитарка, творческие вечера в городе, в общем, новых соседей покорил напрочь, тем более, что оказался своим в доску и радовал их своим творчеством прям на дачах - в хорошем смысле.
А тем временем, папенька, укоризненно глядя на сынка-придурка отзывает доверенность. В тот драматический момент, когда еще ничерта не оформлено. Суды-муды...
Выиграв ключевой процесс, папа, устав от всей этой тягамотины продает по более годной цене дачу адвокату и сваливает из дела.
Поэт-песенник, почувствовав запах наебалова, быстро втюхивает, как это называется нынче, токсичный актив первому попавшемуся лоху, коим оказывается суровый мент, который ни секунды не сомневается, что сурового мента кинуть не получится ни у кого. Мент получает ключи, радостно привозит разнообразный инструмент (а что там без него делать?) на дачу, и довольный уезжает в город. Мошенников ловить наверно.
В следующий свой приезд он обнаруживает открытую дачу и копошащегося в земле незнакомца, кем, конечно, оказывается тот самый адвокат. Люди опытные, поэтому мочилова или маски-шоу не было, но разговор был громкий, во всех окрестных картонных домиках радио повыключали.
В конце концов мент попросил вернуть хотя бы инструмент, но адвокат только развел руками, дескать, ничего не знаю, никого не видел.
В итоге, поэт-песенник в федеральном розыске, мент оплакивает и деньги, и инструмент, сынок-алкаш только бестолково разводит руками.
Зашла в гости к соседям по даче. Посадили за стол, положили шашлык, ем. Вдруг из-за спины голос:
- Мы уже пообедали, а ты только припёрлась.
Несколько опешив, спрашиваю:
- ДядьВолодь, вы это мне?
Оказалось, он с кошкой своей разговаривал.
Провинция.
Женщина выращивает для души цветы на даче.
Очень любит.
Подбор богатый.
Семена поэкзотичнее ей даже мы из Питера присылали.
Она в возрасте, да еще жара - недавно после прополки ей поплохело, пришлось прилечь.
Добрая сестра увидела, пожалела ее.
И попросила зятя скосить все цветы.
Чтобы больше не плохело.
Он скосил.
О состоянии женщины в итоге догадывайтесь сами.
Зашли в гости к моей подруге, сын (2 года 11 месяцев) показывает на лопатку для тортика и говорит:
— Дайте мне этой кельмой поиграть.
Что значит лето, проведённое на даче в разгар стройки.
Я, повинуясь сердцу,
Овощеводом стал:
Начистил репу перцу
И в дыню хрену дал...
ИСПОВЕДЬ

«В этом мире не получается остаться совсем одному. Здесь всегда что-то связывает человека с другими»
(Харуки Мураками)

Отбабахали салютом новогодние деньки, три часа ночи, за окном "космический" холод - минус тридцать, а у меня на даче неприлично тепло, да еще и чай с вареньем.
В такие моменты отчётливо понимаешь, что эта планета не очень-то пригодна для нас. Снаружи, без специального пухово-шерстяного скафандра, вообще делать нечего, десять минут и ты ледяной труп с выпученными глазами.
Кручу колесо настройки своего любимого приёмничка: всегда ведь приятно услышать, что я не один на этой планете. Кто-то сидит сейчас в каком-нибудь Китае, тоже в тепле, и со смешным акцентом, вещает для меня свои нехитрые новости, да песни поёт.
Проплывая мимо хрюкающих радиолюбителей, натыкаюсь на размеренный голос:

"Жук, Анна, Харитон, Жук, Анна, Харитон. Зовут меня Андрей. Кто слышит? Ответьте. Прошу на связь, в эфире Жук, Анна Харитон. Вещаю из Ростовской области. Как меня слышно? Прием. Жук, Анна, Харитон, кто меня слышит? Есть кто в эфире? Странно, прохождение должно быть нормальное, ну, подожду еще немного. Жук, Анна, Харитон, прошу на связь. Что, все спят уже?
Да ладно? Как говорится - один, совсем один. А когда-то, если вспомнить, весь город меня знал, очередь выстраивалась: Андрей Николаевич, отремонтируйте кассетник, Андрей Николаевич, что-то телевизор цвета перестал показывать. Андрей Николаевич, достаньте тиристоры помощнее для цветомузыки.
И я делал, ремонтировал, доставал, мотал километрами трансформаторы. Уважаемым человеком был. А сейчас, да что говорить. Никому не нужен стал. Вот такие невесёлые пирожки. О, а может я попробую переключится на другую антенну? Это мысль п-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш… Жук, Анна, Харитон, Ростовская область. Кто в эфире, попрошу на связь. Опять никого? Понятно. Ладно. Я что хотел сказать, у меня ведь сегодня день рождения. Шестьдесят девять лет стукнуло, как ни как. И что интересно, ни одна собака за целый день так и не поздравила. Ни одна. Хотя, по правде сказать, и поздравлять-то некому. Жена, два года как померла, дочку, еще в девяностом схоронили. Друзья давно разлетелись, но, все же хоть кто-нибудь мог бы поздравить? Так ведь? Не сложилось, не судьба. Смешно сказать, специально целый день по улицам гулял, чтобы знакомое лицо встретить. Вот и в эфире получаюсь – один, совсем один. Жук, Анна, Харитон, кто меня слышит?
Никто. Сам с собой разговариваю. Вот такие пирожки, но в любом случае, всех, всех, всех с наступившим Новым Годом, мира, добра, процветания и всего, всего самого хорошего вашим Фамилиям. Ну, на этой весёлой ноте, наверное, буду прощаться п-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш…"

У меня нет радиопередатчика, поэтому и пришлось написать этот рассказ, пусть Андрей Николаевич знает, что он не один, нас много на этой холодной планете…

– Ты так сильно похудела! Я в шоке, что, диета какая-то новая?

– Да это всё из-за моркови, картошки, свёклы.

– Да ладно! И как ты всё это готовила? Жарила, варила?

– Копала!